Киевская Армянская Община 2009-2012

Неизвестные страницы истории киевских армян.


samvelazizianТак уж сложилось, что история средневековой армянской колонии Киева изучена исследователями на много доскональнейшее, чем ее история в последующие эпохи. Можно даже говорить о некоем исследовательском вакууме охватывающем историю колонии в советское время, а также во времена независимости Украины. За означенный период появилось лишь несколько работ современных исследователей (К.Пивоварская, О.Алексанян и др.), между тем история столичных армян в Новейшее время не менее интересная и захватывающая чем в предыдущие эпохи. Предлагаем вашему вниманию научную статью С.Азизяна рассказывающую о жизни армянской колонии в первые годы становления советской власти в Киеве (1924-1925). В данном исследовании предпринята попытка хотя бы частично изучить структуру и проанализировать деятельность армянской общественной организации, оценить ее роль в сохранении национальной идентичности киевских армян в трудные годы социалистического строительства и усиления идеологического давления. В процессе работы над исследованием автору удалось выявить ряд архивных документов, которые до сих пор не привлекались историками при исследовании прошлого армянских колоний в Киеве. Статья была опубликована на украинском языке в научном журнале «Східний Світ» №4/2018 и на русском языке в сборнике докладов Международной научной конференции «Армяно-белорусские историко-культурные отношения. Традиции и современность», Минск, 21-22 мая 2015 г.



КИЕВСКАЯ АРМЯНСКАЯ ТРУДОВАЯ КОЛОНИЯ 1924-1925
(публикуется с сокращениями)

В независимой Украине сложились благоприятные условия для возрождения и развития многочисленных национально-культурных организаций. Этому способствует созданный в стране нормативно-правовой режим, получивший отражение в Конституции Украины и ряде действующих законодательных актов, таких как Декларация прав национальностей, Закон о национальных меньшинствах, Рамочная конвенция Совета Европы о правах национальных меньшинств, Закон о языке и др. Однако и сегодня остается много нерешенных проблем в вопросах становления и развития этнонациональных групп, их общественно-политической интеграции в украинское общество1. В связи с этим становится актуальным изучение опыта работы армянской национально-культурной организации, созданной в Киеве в 20-е гг. XX в.

По переписи 1920 г. в Киеве проживало 356 армян, но уже в 1925 г. их численность возросла до 2000 человек. Армянское население города прирастало в основном за счет притока мигрантов и беженцев из Кавказа и Западной Армении. Нужно отметить, что в первые годы советской власти в Киеве еще работало представительство Республики Армения, действовало крупное Хоторджурское армянское землячество, большую общественную активность проявляли члены находящегося на нелегальном положении отделения армянской революционной партии «Дашнакцутюн». В то же время начала свою работу армянская общественная организация «Киевская армянская трудовая колония» (далее — КАТК). Можно предположить, что организация была создана на основе Армянского землячества, существовавшего в Киеве до революции. В архивах не выявлены учредительные или регистрационные документы этой организации. Однако в киевских архивах сохранились протоколы последних заседаний правления КАТК и переписка за 1924–1925 гг. Исследование этих документов позволяет составить достаточно полное представление о структуре и деятельности организации, показать трудности, с которыми сталкивалось ее руководство, раскрыть непростые взаимоотношения национальной общественной организации с органами местной власти в годы социалистического строительства.
Руководящим органом КАТК был Исполком, состоящий из Председателя, пяти членов и двух кандидатов в члены. При Исполкоме КАТК имелась администрация, которая состояла из бухгалтера, казначея и секретаря. Также в штат входили школьные учителя, воспитатели детского сада и технические работники, обслуживающие помещения. Руководство Исполкома и главы структурных подразделений (кружков) работали на общественных началах, но им возмещались организационные и текущие расходы. Бюджет организации формировался за счет членских взносов. При этом была разработана дифференцированная сетка по уплате членских взносов. Из бюджета организации ежемесячно выплачивалась зарплата штатным единицам, оплачивались культурные мероприятия, оказывалась помощь учащимся студентам и нуждающимся землякам, отдельно собирались суммы в помощь семьям погибших и репрессированных соотечественников, живущим в Армении.

Организация располагалась в самом центре Киева и занимала несколько помещений в здании № 5 по ул. 25 Октября (ныне ул. Институтская). Там же располагались армянская школа, кружки, библиотека, общежитие. Общие собрания и крупные мероприятия проводились в зале клуба Союз «Нарпит». Организация вела работу по двум основным направлениям: сохранение национальной культуры и хозяйственная взаимопомощь. Нужно отметить, что в начале 20-х гг. ХХ в. в стране, пережившей гражданскую войну и интервенцию, разразился затяжной экономический кризис, в Киеве царила разруха и безработица. В этот период армяне, как и другие национальные меньшинства, являлись наиболее уязвимой частью гражданского общества. Оказавшись в трудном положении, киевские армяне объединялись вокруг национальной общественной организации КАТК. По социальному составу КАТК была очень разнородной. Среди работающих колонистов преобладали кустари и артельщики, они же являлись основным источником бюджетных поступлений организации. Интеллигенция, студенчество, представители партийных и общественных организаций были малочисленны. Значительное число колонистов составляли безработные, при этом безработица среди женщин, составлявших более трети от общего числа проживавших в Киеве армян, носила практически поголовный характер. Многие колонисты были неграмотны, а в КАТК они могли обучаться грамоте на родном языке. Важно также отметить, что в годы всеобъемлющей коллективизации практически невозможно было устроиться на работу или поступить в ВУЗ без рекомендации партийной или общественной организации. В то же время по рекомендации общественной организации «нацмены» могли получить работу на госпредприятии и воспользоваться льготами, предоставляемыми государством при поступлении в ВУЗ. Эти обстоятельства имели решающее значение для вступления в КАТК безработных, стремящихся получить работу, и молодёжи, желающей продолжить образование в высших и технических учебных заведениях. Видимо, исходя из гуманных и патриотических соображений, Исполком КАТК принимал в ряды организации всех соотечественников, не обращая внимания на их социальное положение и политические убеждения. Восточные национальные меньшинства имели свои специфические особенности, создавали замкнутые национальные землячества, объединялись в национальные кустарные объединения, не проявляли активности к участию в общественной и партийной жизни, в быту придерживались патриархальных взглядов. Это обстоятельство расходилось с линией большевистской партии, стремящейся распространить свою идеологию среди всех слоев населения, включая восточные национальные меньшинства. Руководство Киевского Губернского Исполнительного Комитета (далее — ГИК или Губисполком), в ведении которого находились организации национальных меньшинств, настоятельно требовало от восточных национальных меньшинств активного участия в общественно-политической жизни советского общества, изучения основ коммунистической идеологии.
В 1924 г. ГИК в соответствии с решениями XII съезда ЦК РКП(б) и VII конференции КП(б)У о коренизации усилил работу с национальными меньшинствами, начав с реорганизации кустарных объединений, в которых преобладали представители восточных национальных меньшинств. В секретном письме Президиума ГИК, направленном в Наркомат внутренних дел, сообщается: «В г. Киеве в текущий момент существуют четыре кустарных объединения (два кредитно-сберегательных общества, Губсоюз кустарей одиночек и “Трудмас”). Такая организация не дает возможности, в совершенстве, вести политическую работу среди них. Кроме того, по имеющим у нас сведениям в этих объединениях имеет место карьеристский и спекулянтский элемент. Исходя из соображений реорганизации всех кустарных объединений в одно целое, под пристальным контролем государственных органов (Губотдел труда), Президиум Губисполкома находит наиболее целесообразным распустить организации кустарей “Киевский союз кустарей” и Общество взаимопомощи среди кустарей под названием “Трудмас”».

Для проведения в жизнь линии партии в области национальных меньшинств, Президиум Всеукраинского Центрального Исполнительного комитета (далее — ВЦИК) создал в 1924 г. Центральную комиссию по делам нацменьшинств. Во все губернии был выслан секретный циркуляр, в котором предлагалось провести ряд мероприятий, которые: «...должны служить стимулом для приближения трудящихся национальных меньшинств к Советской власти и привлечению их к делу Советского строительства и проведения классовой политики. Со своей стороны местные Советские органы должны принять все меры к правильному разрешению национального вопроса в отношении национальных меньшинств, детально проверить, насколько правильно проводятся в жизнь принципы национальной политики в отдельных районах, выравнивая в каждом отдельном случае неправильно взятую линию».
Исходя из этого, при ГИК был создан Совет национальных меньшинств (далее — Совнацмен), который курировал работу с киевскими организациями национальных меньшинств и уже с первых дней решил взять их под строгий контроль. Осенью 1924 г. развернулась активная работа по объединению всех восточных нацменьшинств в единую организацию Дом Народов Востока (далее — ДНВ). Постановлением Совнацмен было принято решение: «Связаться с армянами и др. восточными группами нацменьшинств. Поручить тов. Рабичеву разработать план работы между восточными нацгруппами в Киеве и исследовать вопрос о создании Дома восточных народов для проведения между ними культурно-просветительской работы». При этом предполагалось, что руководители уже существующих национальных организаций (колоний) добровольно передадут свои полномочия общему руководству и откажутся от юридического статуса своей организации, став структурным подразделением ДНВ.
Примечательно, что в плане работ Совнацмен на октябрь–ноябрь 1924 г. отдельным пунктом значилось: «Обследовать деятельность армянского общества в Киеве». Столь пристальный интерес со стороны вышестоящего советского органа был вызван нежеланием руководства Исполкома КАТК «добровольно» вступать в ДНВ. Несмотря на экономические трудности и высокий уровень безработицы, армянская трудовая колония оставалась самой крупной и организованной из всех восточных национальных меньшинств, имела хорошо налаженную структуру, успешно вела культурно-образовательную и хозяйственную работу, имела собственные отдельные помещения, укомплектованные мебелью и инвентарем. Естественно, что руководство Исполкома КАТК не желало ограничивать свои права и передавать полномочия руководству вновь создаваемой многонациональной организации, которая даже не имела собственного помещения, а некоторые национальные группы находились в процессе раннего формирования. Рядовые члены КАТК тоже не были настроены к объединению, видя в этой многонациональной организации потенциальную угрозу своим национальным, духовно-культурным ценностям.

Столкнувшись с нежеланием Исполкома КАТК и рядовых членов вступать в ДНВ, руководство ГИК пошло на крайние меры и решило сменить непослушное руководство армянской колонии. 2 декабря 1924 г. состоялось секретное заседание «армян-партийцев», под председательством заместителя председателя Совнацмен ГИК Рабичева, на котором присутствовало всего четыре члена КАТК14. Собравшиеся подвергли критике работу Исполкома КАТК: «Так называемая Армянская трудовая колония объединяет фактически и нетрудовой элемент, имеющий большое влияние на управление делами колонии. Культ-просветительская работа в колонии поставлена очень плохо. Финансовые дела колонии были в состоянии не отчётности и бесконтрольности, считать необходимым обратится к соответствующим органам с нижеследующими предложениями: I. Колонию распустить. II. Создать Оргбюро в составе пяти членов и двух кандидатов. На Оргбюро возлагается: 1) Принять дела Арм.трудколонии, 2) Протокольно перевизовать их, 3) Провести тщательную перерегистрацию членов колонии, 4) Зарегистрировать новый устав, 5) Созвать общее собрание перерегистрированных членов колонии и избрать новый комитет, 6) Управлять делами комитета до выборов нового комитета».
Председателем новосозданного Оргбюро КАТК стал коммунист Казарьян, а представителем в Совнацмен — коммунист Бояджян. Рассмотрев итоги этого секретного заседания, можно констатировать, что вместо существовавшего по уставу Исполкома был создан совершенно новый орган управления КАТК в виде Оргбюро, в состав которого вошли коммунисты и рабочая молодёжь. При этом в протоколе было отмечено, что действующий председатель Исполкома КАТК Мирзоянц на заседании отсутствовал. Сегодня, изучая протоколы заседания Оргбюро, можно оспорить волевое, не закреплённое в уставе организации решение о создании нового органа управления организации — Оргбюро КАТК, равно как сомнителен вопрос о легитимности новоизбранного руководящего состава. Однако присутствие на заседании представителя Губисполкома имело решающее значение: таким не уставным способом в начале декабря 1924 г. государство попыталось взять под свой контроль деятельность КАТК. Но даже несмотря на оказанное давление представителя ГИК на членов нового Оргбюро по основному вопросу заседания «О Доме народов Востока», решение принято не было, ограничились уклончивой записью: «Ответить до следующего заседания».
Вскоре Исполком КАТК получил от Совнацмен ГИК следующее уведомление: «Постановлением Губмекосо от 2 декабря 1924 года Армянская трудовая колония считается распущенной, ликвидация дел колонии поручается Совнацмен ГИК. На основании этого постановления Совнацмен ГИК предлагает вам сдать все дела и инвентарь бывшей колонии ликвидационной комиссии в составе т.т. Войткевич и Казарьян — представители Совнацмен ГИК и т. Гаврилов — представитель Губмекосо. Означенная комиссия сохраняет свои полномочия до организации колонии на основании нового устава». 19 декабря 1924 г. в адрес редакции газеты «Пролетарская Правда» было отправлено письмо следующего содержания: «Прилагая при сем объявление ликвидационной Комиссии, Губнацмен просит Вас поместить в завтрашнем номере газеты». 20 декабря 1924 г. в газете «Пролетарская Правда» была опубликована большая статья об организации торжественного мероприятия, посвященного 4-й годовщине существования Советской Социалистической Республики Армения. На мероприятии присутствовали члены КАТК, представители от грузинской и ассирийской колоний. С торжественной речью на мероприятии выступил видный партийный деятель КП(б)У Суханов. Вслед за ним выступили коммунисты от национальных организаций: «Тов. Дадиани приветствует собрание от киевской грузинской трудовой колонии, затем с приветствием выступают тов. Битишмун от ассирийской колонии и тов. Кочарян — от рабочих ленинского призыва». Характерно, что заседание посетил не представитель ГИК, а представитель ГК КП(б)У, далее приветствие от армян читает не бывший председатель Исполкома КАТК, и даже не новый председатель Оргбюро КАТК, а представитель партийного движения «ленинский призыв». Торжественное мероприятие приобретает явный оттенок партийного собрания.

Первое заседание новоизбранного Оргбюро КАТК состоялось 22 декабря 1924 г. На заседании присутствовали всего трое из пяти членов, и не было ни одного кандидата в члены оргбюро. Были рассмотрены и приняты решения по организационным вопросам: «1. Избрать тов. Казарьяна Председателем Оргбюро, Бояджияна — зам. Председателя Оргбюро, Тер-Минасянц А.Б. — ответственным Секретарем Оргбюро. 2. Назначить к вышеуказанному составу Оргбюро казначеем и бухгалтером тов. Тер-Григоряна и Пред. Культкомиссии тов. Согомоньяна. 3. Провести окончательную регистрацию армян г. Киева, для чего предложить тов. Бояджияну в течении двух недель закончить таковую, результаты сообщить на следующем заседании. На основании заполненных регистрационных карточек выдавать членские книжки каждому члену Армянской Трудколонии. Предложить Председателю Культкомиссии организовать культурно-просветительский кружок. 4. Выработку устава поручить тов. тов. Казарьяну, Бояджияну, Согомоняну, Тер-Минасянцу и Тер-Григорянцу. После чего таковую представить в Нацмен при Губисполкоме на утверждение».
Как видим из документа, вопрос вступления армянской колонии в ДНВ на заседании не рассматривался, однако в тот же день председатель Оргбюро КАТК Казарьян получил от Совнацмен ГИК удостоверение следующего содержания: «Мандат от 22.12.1924 г. дан тов. Казаряну в том, что он является представителем от Армян в Совнацмен при ГИК и ему поручается провести организационную работу по созданию Армянской Секции, которую организует Дом Народов Востока в г. Киеве. Просьба всем Профессиональным и Партийным органам оказать тов. Казаряну помощь в исполнении возложенных на него работ». Документ весьма странный, ведь Казарян указан в мандате как представитель «Армян», но не как председатель Оргбюро КАТК. Исходя из содержания этого документа ГИК, можно сделать очевидный вывод, что вопрос ликвидации КАТК считался уже делом давно решенным, а председатель КАТК ее больше не представлял. Ему поручалось создать отдельное подразделение — «Армянская Секция», в составе новой многонациональной общественной организации ДНВ. Фактически этот вопрос Совнацмен решал в обход правления и общего собрания КАТК, во всяком случае, без публичных слушаний и письменных решений. Можно было бы поставить точку и на этом завершить исследование, однако эта история имела продолжение.
Вскоре, 28 декабря 1924 г. состоялось новое заседание Оргбюро КАТК, на котором присутствовали двое из пяти членов и ни одного кандидата в члены правления, что является грубейшим нарушением регламента в части легитимности принятых решений. Несмотря на это присутствующие приступают к рассмотрению вопросов повестки дня и принимают соответствующие решения. Из рассмотренных вопросов интерес вызывает постановление по докладу председателя Оргбюро Казаряна о приеме дел от бывшего Исполкома, в котором Оргбюро снимало с себя всякую ответственность за деяния бывшего Исполкома и передавало дела для «окончательного расследования в соответствующую инстанцию». Фактически бывшему руководству КАТК предъявили серьезные обвинения в недостаче имущества и передали дело следственным органам. Также интерес вызывает постановление по заявлению Согомоняна об организации Комитета помощи Армении, из которого выясняется, что КАТК имела в своей структуре отдельную комиссию, занимавшуюся сбором средств для помощи соотечественникам, а ее члены выезжали в Армению и отчитывались о поездке. На этом же заседании было принято решение об изменении порядка уплаты членских взносов, согласно которому членские книжки теперь выдавались исключительно трудящимся армянам. Тем самым Оргбюро лишало членства организации безработных армян, составляющих почти половину от численности колонии, и почти всех женщин колонии. Видимо, такое жесткое решение вызвало большое недовольство среди колонистов, так как на последующих заседаниях приняты существенные изменения по ранее принятым решениям.

Вскоре последовал конфликт с судебными исполнителями, пытавшимися выселить армянскую школу из занимаемого ею помещения. Это вынудило Оргбюро КАТК экстренно обратиться в Совнацмен за помощью. Вот как описано это чрезвычайное происшествие в поданной докладной: «Настоящим Оргбюро Армянской Трудовой Колонии сообщает, что 10.01 с.г. Судебн. исполнителем при ГУБсуде т. Поповым было вскрыто помещение школы Арм. Труд. Колонии и были выброшены все парты школы без присутствия нашего представителя и управдома. Оргбюро Арм. Труд. Колонии считает означенный акт незаконным и просит Совнацмен разобрать это дело и в дальнейшем ходатайствовать о прекращении вселения, а также приостановить вселения в кв. №2 и №3 общежития союза «Нарпит». Зам. председателя С.Согомонян, секретарь (подпись неразборчива)». Не ожидая такого поворота событий и видимо опасаясь широкой огласки, зам. Пред. Совнацмен ГИК Рабичев в тот же день забрал дело КАТК из Губмекосо, вызвав своими действиями недовольство последней. Послабление принципиальной позиции и проявление гибкости в отношении своих членов просматривается и в работе Оргбюро КАТК. Так, на критичное заявление тов. Бояджияна о том, что «среди пекарей находятся на службе рабочие армяне — не члены Профсоюза», принимается компромиссное решение: «Обратиться в СНМ при Губисполкоме о возбуждении ходатайства перед ГубПрофсоветом о зачислении в члены Профсоюза рабочих армян». Также, принимается важное решение о расширении состава комиссий и «привлечении активных работников к работе в Оргбюро, с правом совещательного голоса». В состав актива привлекается молодёжь. Шагом к примирению и взаимопониманию между членами колонии можно считать и присутствие на заседании Оргбюро бывшего председателя Исполкома КАТК Мирзоянца25. На этом же заседании принимается позитивное решение по старым долгам: «Принимая во внимание, что бывший Исполком АТК по 2-е декабря 1924 г. не учинил расчёты с должниками окончательно, — посему долги, значащиеся за ними, принимаются на себя и должны быть приняты меры к их погашению».

На следующем заседании, состоявшемся 1 февраля 1924 г., был заслушан доклад исполнительного секретаря Тер-Минасянца «о выдаче колонистам удостоверений, членских книжек, вступительных взносах и ежемесячного взноса». Докладчик подчеркнул необходимость установить категории и новый порядок выдачи для каждого получателя в зависимости от его заработной платы. В этом документе снова появился пункт «безработные». Тем самым Оргбюро официально признало безработных действительными членами КАТК, перечеркнув свое прежнее решение. На следующем заседании правления принимается решение о расширении состава Оргбюро за счет членов правления Культкомиссии и Студячейки ( с правом совещательного голоса). Из финансовых отчетов узнаем, что руководство КАТК выделяло деньги на подписку газет и журналов, проведение детских утренников, поддержку студентов. Примечательно, что все эти положительные изменения в позиции руководства КАТК происходят в период временного отсутствия председателя Оргбюро Казаряна, отправленного в Москву на совещание.

Вскоре после возвращения Казаряна 15 марта 1925 г. на заседании правления был заслушан отчёт о работе Оргбюро (докладчик Согомонян) и предложено провести его реорганизацию с целью вовлечения в работу рабочих и кустарей. Решено было считать работу Оргбюро удовлетворительной и реорганизовать его, доведя численность до пяти лиц. В состав нового Оргбюро вошли: «Председатель; П.В.Казарьян (рабочий, член партии). Члены: А.Бояджян (раб., член парт.), С.К.Согомонян (студент, чл.парт.), А.Реханян (раб., безпарт.), О.Камалян (кустарь, безраб.)». Как видим, большинство членов реорганизованного Оргбюро составили члены компартии и рабочие. Такой состав правления вполне устраивал руководство ГИК: оно становилось управляемым и могло утверждать директивные решения, исходящие от вышестоящих инстанций. В марте 1925 г. состоялось расширенное заседание Оргбюро КАТК, на котором был принят ряд важных практических решений. Для борьбы с возросшей безработицей среди членов КАТК была создана специальная комиссия и заслушан доклад Казаряна «Об организациях хлебопекарных кооперативов среди армян булочных рабочих». Изменения произошли и в культурно-образовательной работе КАТК. Было принято решение об избрании редколлегии по изданию армяно-русской стенгазеты, которой поручили составить статистические данные членов колонии в виде диаграммы. Студент Согомонян стал ответственным редактором первой армянской стенгазеты КАТК. Не забыли и о партийно-воспитательной работе: при Оргбюро была организована ячейка МОПР, а при Армянской Трудшколе — пионерский отряд. Организацию ячейки поручили студенту Тер-Абрамянцу, а организацию первого армянского пионерского отряда — «комсомолке-пионерке» Лиратурян.

Последнее собрание общественной организации КАТК, на котором присутствовало более 100 человек, состоялось 29 марта 1925 г. Главным вопросом в повестке дня стал вопрос об объединении всех колоний в Дом Народов Востока, по которому было вынесено следующее постановление: «Собрание единогласно приветствует объединение всех колоний в Дом Народов Востока, — как центр Культурно-Просветительской работы среди членов колонии». Этим решением общее собрание констатировало ликвидацию национальной общественной организации КАТК и ее структурное вхождение в межнациональную организацию ДНВ. Вторым вопросом в повестке дня стал вопрос об организации кооперативных обществ. По итогам доклада Казарьяна было поддержано решение о создании кооператива безработных армян-пекарей при ДНВ и решение о создании женской организации при КАТК.

Так закончилась драматическая, полная внутренних и внешних противоречий, история Киевской армянской трудовой колонии, первой советской общественной организации армян города Киева.
По результатам данного исследования можно сделать вывод, что общественная организация КАТК, организованная в первые годы советской власти в Киеве, блестяще справилась с задачей объединения местных армян и сохранения их национально-культурной идентичности. Посредством структурных подразделений КАТК, таких как школа, курсы родного языка, творческие кружки, армяне Киева смогли сохранить свой родной язык, культуру и традиции. Совместными усилиями члены организации успешно решали хозяйственные задачи, боролись с безработицей, создавали собственные кооперативы обеспечивая соотечественников рабочими местами, оказывали помощь в трудоустройстве на госпредприятиях, направляли на учебу в высшие и технические учебные заведения.
Опыт общественной организации «Киевская армянская трудовая колония» актуален и в наши дни: он может быть полезен при решении аналогичных проблем, стоящих перед нынешними организациями национальных меньшинств. Особенно нужно отметить значение подобных исследований для сохранения исторической памяти народа.


Summary

Samvel Azizyan

Institutionalizing Social Associations of the National Minorities of Ukraine in 1920s: An Example of the Kievan Armenian Labour Colony

Samvel Azizyan, journalist, member of the National Union of Journalists of Ukraine, Ph.D. Candidate in Policy Sciences at the Department of Ethnic Minorities, I. Kuras Institute of Political and Ethnic Studies of the NAS of Ukraine (Ukraine).

The article considers the history of the Kievan Armenian Labour Colony in 1924–1925 and is based on the analysis of previous unstudied archival documents. The main issues under consideration are organizational structure and main activities, including those in the field of economy, of the colony, its achievements in preserving national culture and education. The author also pays much attention to the relationship between the colony and public authorities in the year of socialism building and ideological pressure. The key finding of the research study can be implemented while developing national policy for national minorities as well as preserving historical memory of nation.

Источник: http://kievao.com.ua

 

 
Ближайшие мероприятия общины: